Шансон (тексты)




Хрен, хреново, хрень.
Опять народ гудит средь бела дня,
Работу бросил, хрен бы с ней, с работой.
Наш президент даёт стране угля
Ответом безупречным искромётным.
Зал полон, микрофоны включены,
Рассажены артисты, журналисты,
Охране указания  даны:
Чтоб  не пускали шибко голосистых.

 Припев.
Что  живём хреново,
Кого это тревожит?
Вот попросим Вову,
Вова нам поможет.

И понеслись  вопросы: что, да как:
Про рыбку, про дороги, про супругу,
Что делать если,  тонет вдруг Барак,
Тупых вопросов  миллион по кругу.
Тому в Артек зелёный семафор
И Омск нашёл бабло без инцидентов
На Сахалине пукнул прокурор
Услышав извиненья президента.

Припев

Что  живём хреново,
Кого это тревожит?
Вот попросим Вову,
Вова нам поможет

А нужен был всего один вопрос,
Когда в России кончится хрень эта.
Не жизнь, а выживанье на износ,
Но президент не даст на то ответа.
Кость брошена народу, господа?
Восторг толпы,  магнаты без напряги
Восторженно смотрю, как иногда
Велят  зарплату выдать работяге.
 


На смерть Высоцкого.
Всё иду и всё та же дорога,
У которой названье «года»
Позади отстучало не так уж и много,
Впереди остаётся совсем ерунда.

Я и он  – не найдётся ответа,
Чем моя жизнь к нему так близка.
Ничего не случилось, всё те же рассветы,
В небе  как и всегда всё плывут облака.

Облака ,  может быть вы с ним скоро
Повстречаетесь не на земле
Передайте ему, что он очень нам дорог
И какое мне дело до тех, кто в Кремле

Всё иду и всё та же дорога,
У которой названье года,
Рядом с ним вы оставьте мне места немного,
А когда я умру, положите туда.



     В мире нет любви
1.Мне 300 000 000 лет, тебе полдня,
И я один и ты одна, уже весна,
Сама разденься, в этом есть какой- то смак,
Как всё бывает, нынче будет тоже так.

Припев:
Нет, в мире нет любви.
Есть только плоти вкус.

2.Есть в откровении и радость и покой,
Со мной ты, или не со мной, иль я с тобой.
А ноги голые твои, как высота.
Но всё, взбираться вновь, профессия не та.

3.А жажду, жажду, жажду надо утолить,
 Не познанное знать, закрытое открыть.
Не верь, что существует девичий позор,
Нет в жизни ничего, есть только для души простор.

4.Пусть падает стрелец, как скошенный бурьян,
А я уже от наслажденья сыт и пьян.
Прикладываем крест иль два перста ко лбу,
Мы всё равно сгниём, иль вылетим в трубу.



Экстра баба.
Я никогда не воровал,
Свой хлеб горбом я добывал,
Не досыпал, не допивал не доедал.
Ей кольца, брошки покупал,
Своей Джульеттой называл,
Она мне изменила, сука, подло.

Был бы мужик, хоть как мужик,
А то ведь так, какой- то бздык,
А то ведь так, какой-то бык, какой-то блик.
Она ведь баба - экстра шик,
Но из меня плохой денщик,
И фофан тот стал жертвой её взгляда.
           

Она живёт, как президент:
Коньяк и сигареты "Кент",
Апартамент, поклонников ассортимент.
Я думал, что он импотент,
А он москвич, интеллигент
Из тех, что женщин чтёт и уважает.

Он рано по утру встаёт.
Омлет в постель ей подаёт,
Углы метёт, ковры трясёт, паркеты трёт,
Трусы её стирает, шьёт,
Потом в НИИ служить идёт
И спит с ней лишь, когда она желает.



Дуэль
1.На красивых глазах твоих слёзы отчаянья высохли,
Вот уж скоро рассвет, скоро небо земле её день возвратит.
Не жалей и не плач, я не стою гроша, пусть он выстрелит,
Что судьбой предназначено мне, пусть свершиться, я не супротив.

2.Он тебя оскорбил, он рассёк этим сердце мне надвое.
Кто на слабого руку поднимет, не будет тот вечно прощён.
Значит,  будет теперь наша драка жестоко кровавая,
Чей-то грех на рассвете сегодня пусть будет сполна отомщён.

3.Может статься грехи его капля с моими в сравнении.
 Я кругом виноват: пред тобой перед матерью, перед собой.
И теперь выхожу я на место святое дуэльное
Суд вершить с обнажённой, но не преклонённой своей головой.

4.Пистолеты заряжены, что же теперь жребий выбросит?
Жизнь другую, всю новую, иль мне неведомую пустоту.
Вот мы сходимся, пару мгновений,   и  выкрасит
В алый цвет беспощадная пуля зелёную эту траву.

5.Я не даром стрелял, он упал, наглость чванство повержены.
Получается, больше у Бога не я был, а он виноват.
Я жду света в мозгах, но наваливается сомнение
Тяжелей вместо прежних обид и  сомнений в тысячу крат.



                 
  Кричит сова.
1.Кричит сова по воробьиному,
Я облака руками лапаю,
По снегу чёрному и длинному
Идет моя судьба горбатая.
Ведь шла прямая, что же сгорбилась,
Ведь было все не так задумано,
Не выросла, не успокоилась,
И вот теперь идёшь угрюмая.

2. На глупых выкриках и лозунгах
Не ни одной правдивой подписи.
Кого-то снова нужно розгами,
А  то в обрыв на полной скорости.
Душа стремиться так к призванию,
И к откровению, и к радости,
А ей в ответ одно название и
И полный  короб всякой гадости.

3.Снег бесконечный и бессмысленный.
Смолою вязкой в поле стеленный,
Душа кричит: « В себя я выстрелю,
Нет сил идти, куда мне велено.
Жить не хочу, но, если жизнь отдать,
Свой горб не продаю за тысячи,
За каждый вздох готов я выстрадать,
Чтоб не было подольше финиша.




Москва-Адлер.
Прощай Москва,
Я улетаю в Адлер,
Прощай московский летний зной и смрад.
Пусть дышит им дешёвый местный фраер.
А я лечу смотреть морской закат.

Припев:

Адлер, Адлер - бриллиант России,
Адлер, Адлер - пляж, морской прибой,
Как леди в белом ночные мостовые,
Адлер, Адлер, я покорён тобой.

Меня встречают бронзовые лица.
Кафе, шансон парад снующих.
Ой, как здесь дышится и как здесь спиться,
И нет здесь нужных и ненужных дел.

Платаны в сквере, не на зоне ельник,
И не баланда набережной снедь,
Здесь жил Бестужев, Пушкина подельник,
Он не дурак был, знал, где умереть.


Осень за окном

1.И осень за окном, и в сердце осень,

И ты, раскинувшись на покрывалах.
Вон ветер мокрый лист на землю бросил,
Вот я вконец  издёрганный, усталый.

2.Ведь ты сама хотела этой ночи,
Безумною была твоя затея,
Я вновь обманной лаской заморочен,
Но треснувших надежд уже не склеишь.

3.Вчера я бил тебя и брал зверея,
Ну, где упрёки, что же я не слышу.
 Всё больше ненавижу я, старея,
Но больше всех себя я ненавижу.
 



Я смеюсь от боли.

1.Я смеюсь от боли,
Хохочу от злости,
Эх, насыпьте в рану соли,
Чтоб разламывались кости,
Чтоб меня перевернуло
И о камень головою,
Чтоб в дугу меня согнуло,
Но я тайну не открою.

2.Я обижен крепко,
Да не выдам тайну,
Как любил я эту девку
И как жил её дыханьем,
Как я всё ей без остатка,
Как душа моя пылала,
Как она с другим украдкой,
Как она всё растоптала.

3.Мне бы плеть по круче,
Пусть уйдёт кручина,
Ох, ворвусь я в бабью кучу,
Ох, пройдусь по ихним  спинам,
По тому, что чуть по ниже,
По ногам да промежножью,
По глазам по их бесстыжим,
По сердцам по их ничтожным.

4.Расцелую плеть я
Не видать век воли.
Чтоб забыть про всё на свете,
Эх, насыпьте в рану соли.
Коли метишься, зараза
Бей под сердце, да по жёстче.
Мне подохнуть просто, сразу,
Было бы намного проще.


Человек один.

1.Человек  один
Идёт по ночи,
Человек один,
Как огарок свечи.
Вот и всё,
Догорает он,
И никто
Не подхватит огонь.

2.Человек устал,
Видно вышел срок,
Человек устал,
А ещё путь далёк,
Так устал
И в последний раз
Отыскал
Он единственный шанс.

3.Он зашёл в тот дом,
Где покой, уют,
Он вошёл в тот дом,
Где его ещё ждут,
Позвонил,
Приоткрылась дверь,
«Где ты был,
Ты не нужен теперь».

4. И заплакал он
В жизни в первый раз,
И заплакал он,
А в ответ свет погас.
Только дождь,
Да ночи подвал,
Вот и всё,
Он везде опоздал.
 



Распните меня.
1.Отпустите вы меня,
 Не держите вы меня,
Не такой уж я плохой, как это кажется
При скоплении большом,
Средь народа голышом
Взял да вот, дурак, зачем-то пробежался я.

2.Слышу ор со всех концов,
Заплевали мне лицо,
Стали бить, всего больней  удары друга мне.
Измывались, как могли,
На  Голгофу повели,
Сами прячут взгляд, и всё в халаты кутаясь.
 
3.Голый ты, опять орут,
Два бревна, сбить  крест несут,
Молодки и гвозди, всё дела жидовские,
Отпустили кой-кого,
 Виноватей моего,
Мне же гвозди вбили в руки, чтоб не дёргался.

4.А потом палач старик,
Меня наголо  остриг
И надел венок мне из колючей проволоки.
Раскалившись до бела
Шестигранная игла
Мне вошла в рот, через горло, прямо в легкие.

5.Я лежу, смотрю во тьму,
Что случилось, не пойму,
Пот пробил, в коленях дрожь не унимается.
Прямо в небе, из окна,
Мне скривила рот луна
И по новой усыпить меня пытается.



Не я ли Вас любил                             
1.Не я ли Вас любил  так искренне, безумно,
Не я ли Вас любил  так преданно смешно,
Не я ли Вас любил,  так что ж ещё Вам нужно,
Ведь большего никто не даст Вам всё равно.

2.Не я ли Вас любил,  а Вы в любовь играли
Не я ли Вас любил,  и вами  только жил
Не я ли Вас любил,  а Вы всё время лгали
Скажите мне, чем я всё это заслужил.

3.Не я ли Вас любил,  зачем  Вы в душу вкрались,
Не я ли Вас любил,  теперь душа кровит,
Не я ли Вас любил,  а Вы лишь посмеялись,
Но помните, что Бог Вам это не простит.
          
 Интеллигентка.
К интеллигенткам в жизни я не клеил
Хоть с бабами совсем не новичок,
А тут: экскурсии, кино, музеи.
Уговорил, и закатились в кабачок.

Я с понтом ей: " Мадам, давайте вмажем".
Она мне: "Что Вы! Что Вы! Я не пью".
Я ей: "Как-как, пардон, и виски даже"?
Она: "Еще пол слова мне и я "адью".

А тут три хама лезут с пьяной рожей,
Когда я с дамой, я не хулиган,
"Спокуха" - говорю, - "придите позже".
Мадам со страху водки выпила, стакан.

Пока я с ними чинно разбирался,
Кому-то все же в харю залепив,
Моя мадам от стула оторвалась
И говорит так нежно: "Шурик, не спеши".

Свои очки поправивши фактурно,
Она, казалось мне, я будто сплю,
Им вдруг сказала: " В обществе культурном
Я безобразия и хамства не стерплю.

И развалила на башке у лоха
Она шампанское сухое брют.
Пол вилки в задницу вошло другому.
Не дай Бог так меня когда-нибудь побьют.

Последнего она пинать не стала,
Но помню, как в тарелку с олевье
Его лицо задумчиво упало.
Я лучше маскарада не видал нигде.

Ну а потом, как это все бывает,
Потушен свет, окончена игра,
Я, прихватив бутылочку "Токая",
С моей очкастинькой поднялся в номера.

Какая ночь была, какие страсти.
Но я старался, чтоб не нахамить.
Такая ж может разорвать на части,
А может просто без яиц домой пустить.

Смертельное танго.
Мадам, пора уж, раздевайтесь,
Уже доеден ананас,
И не робейте, не смущайтесь,
Ведь это Вам не в первый раз,

Ах, да, так сразу не культурно,
Сначала надо говорить
О музыке, литературе,
Ну и конечно о любви.

Потом я должен Вам признаться,
Потом Вас страстно целовать.
Потом рыдать, страдать и клясться,
Ну а потом уже в кровать.

Мадам, я не люблю речей венчальных,
У всех у них один конец,
Мы с Вами встретились случайно,
И я Вам нужен, как самец.

Лживые богомолки.
1. Мне прислали из сада
Певчих двух богомолок,
Не кроите не надо,
Я не так уже молод.
Мне из вашего сада
Райских яблок не нужно
Тех, которые стадо
Охраняет так дружно.

             ПРИПЕВ:
Веру, надежду любовь
Ты дуракам приготовь,
Чтоб они этот коктейль
Пили и верили в цель.

2.Жизнь проста, как копейка,
Мы её усложняем,
Хлеб, вода, телогрейка.
Да ещё мы рожаем,
Да есть повод терзаться,
Громыхать, рвать, стремиться
И нам будет казаться,
Мы не звери, а птицы.

3. Пусть поют богомолки
О душе моей вечной,
Песня их после водки,
Как рассол огуречный.
Что-то ночью не спиться,
Не поладил я с Богом,
Видно кончу больницей,
Или дальним острогом.
Транссексуал Максим                                        
Шеф, в Текстильщики!
Ну, давай подсадим, если по пути.

Транссексуал Максим.
1.Мы ехали в одном такси.
И пьяной наглости моей хватило
Дать телефон и бросить: «Позвони».
И вот она однажды позвонила.
Я про неё успел забыть,
Но, стерва, так судьба нарисовала:
«Прости пацан, в натуре, негде жить,
Звоню тебе с Казанского вокзала.

Как звать тебя, дивчина?
Ну, подплывай Максимова Марина.

2.Она вошла в дом так легко,
Сказала запросто: «С тобой я буду»,
Мне в это время было всё равно
Или с христом иль с чёртом иль с иудой.
Сначала взгляд её очей,
Потом она в любви клялась до гроба,
Потом полсотни пламенных ночей,
Где мы на небо улетали оба.

Однажды вдруг, в любви, в порывах
Сквозь ночь и сигаретный дым
Услышал: «Больше лгать не в силах,
Я не Марина, я Максим».

3.Я трансе, в шоке, твою мать!.
Как гром небесный. Что она сказала?
Такой косяк кто мог предполагать,
Я трахал, боже мой, транссексуала.
Она ушла ,как и пришла,
Сказав: «В природе есть свои капризы».
А я один остался, как всегда,
Не понимая ещё больше жизни.



          Ты мужиков меняла.

1.     В каких тебя не тискали углах,
В какие не таскали кабаки,
Потом подолгу, или впопыхах
Справлялись очумелые грехи.
Сними с неё ты, Боже, тяжкий грех,
Дай вновь ей чистой и невинной быть,
И выбрать одного меня из всех,
И одного меня лишь ей любить.

ПРИПЕВ:
Налево и направо
Ты мужиков  кидала,
И многих повидала
Ты на своём веку
Но тех, кого кидала
Ты слишком плохо знала
И откусили, шмара,
Они тебе башку.

2.     Ну где возьмёшь ту Божью благодать,
На голову ссыпавшую цветы.
И чёрным, как могил, словом бл…
Рвут нервы респектабельные рты.
Застыл пожар рассвета золотой.
Что жаждет очерствелая душа?
Ведь знает, что паскудны облик твой
Не вытравит ни хмель, ни анаша. 

                     Обыденщина.

1.Обыкновенное знакомство,
Они бывают много раз,
Обыкновенное знакомство,
Обыкновенное, на час.

2. За этот час мы с ней успели
В глаза друг другу поглядеть,
Понять, что страсть возникла в теле,
Её куда-то надо деть.

3. Мы с ней увидели в друг друге
Свой долгожданный идеал:
«Красивей парня нет в округе»,-
«И я люблю Вас» – я сказал.

4. За этот час мы с ней успели
Зарегистрировать свой брак,
Поспать в супружеской постели,
Познать семейной жизни смак.

5.Повздорить, снова помериться,
Познать копейки пошлой суть,
Солгать, чуть-чуть не удавиться,
Простить и снова обмануть.

6. За этот час мы с ней успели
Друг перед другом вознестись
И вдруг понять, что надоели
Друг другу мы, и разойтись.

7. Мы с ней опять в суде иль в ЗАГСЕ,
Она молчит и я молчу.
Всё повториться в новом часе,
Но алименты я плачу.

                              
Песня про Самуила.

1.Каждый хочет быть здоровым
И прожить хоть лет до ста,
Ради этого готов он
Сдуру кем угодно стать.
Соблюдать диету строго,
Утром в дождь и снег бежать,
Либо быть индийским йогой,
Иль мочу свою глотать.

Припев:
А Самуил иначе жил,
Всю жизнь курил и водку пил,
От пуза жрал, на спорт плевал,
Сто баб имел и не болел.

2.Сеня кушать мясо бросил,
Ел лишь пареный овёс,
Стал, как лошадь ржать и в осень
Жеребёночка принёс.
Бронислав, в мороз отменный
В прорубь прыг и на прикол.
Чтоб спасти во льдах спортсмена,
Вызывали ледокол.

3.Инокентий от инфаркта
Из Москвы в Читу бежал
И уже под самой Кяхтой
Угодил под самосвал.
Если б знать, что приключиться
Не на год – на час вперёд.
Знаю только, кто родится,
Обязательно умрёт.

Припев:
А Самуил иначе жил,
Всю жизнь курил и водку пил,
Во всю гулял, на спорт плевал,
От пуза ел и не болел.

Зарисовка у Театра Сатиры.

Здравствуй Ширвинд. Можно, Саша?
Нынче я имел случай.
Посетить обитель Вашу,
Не спецом, а невзначай.

У театра люд толпиться,
Всем билетов, как и мне,
Чтоб к искусству приобщиться
И забыть, что ты в говне.

В коридоре дядя лихо
Подскочил был крут и прям:
Вот билет есть на «Орнифль»,
За три штуки я продам.

Не терплю жучков капустных,
Я на кассу взять билет,
Мне навстречу буквы грустно:
«Цыц, билетов в кассе нет»

Видел сам, тот дядя рьяно,
К дырке темечком припал.
И назвав её Татьяной,
В кассе «бронь» перекупал.

Он  на мой вопросец шкурный
«Подешевле может быть?»
Отвечал вполне культурно:
«Ширвинд тоже хочет жить».


Да неуж-то Ширвинд тоже
Ты в обойме у коблов?
Александр, тебе не гоже
Так рубить своё бабло.

Был давно Театр Сатиры,
Когда Плучек правил бал,
Когда платные сортиры,
Лучше б я там не бывал.  


Прошу простить мне мой куплет
Я бы сказал всё тете - а- тет,
Но я в искусстве насекомый,
Богам сатиры незнакомый.  


А Комиссар уже снимает пояс.                         
1. Кривоножка моя волосястая,
Крокодильчик ты мой толстопузенький,
Некудышняя и несисястая,
Если б знала, как мне с тобой трудненько.

ПРИПЕВ:
Вот по манежу конница идёт
И за верёвку тянет бронепоезд.
А тётя Маня водку пьёт, а тётя Маня водку пьёт,
А Комиссар уже снимает пояс,
А тётя Маня водку пьёт, а тётя Маня водку пьёт,
А Комиссар уже снимает пояс.

2. Где вчера  без меня ты таскалася?
С кем вчера без меня водку кушала?
Знаю только, что так нализалася,
Унитаз с сапогом перепутала.

3. Если будешь бабёнка таскаться ты,
Если будешь и дальше пить водочку,
Отломаю тебе головёнку я
И закину её не помоечку.

      Усталый вечер.

1.Усталый вечер, угрюмый вечер
Опутал небо сеткой дождя.
Я пью за встречу, за нашу встречу
Той, что не будет никогда.
   
2.А звёзды тускло, а звёзды грустно
На небо смотрят издалека.
Во мне всё пусто, во мне всё гнусно,
И водка слишком, слишком горька.                    

3.Но я не плачу, нет, нет, не плачу,
Это не слёзы, это дождь.
Мой день растрачен, давно растрачен,
Со мной осталась только ночь.